Когда наша клиентка Наталья впервые подала заявление на получение политического убежища, закон о политическом убежище для жертв домашнего насилия был далек от идеала. На тот момент иммиграционные суды ждали регулирующего руководства на тему предоставления убежища жертвам домашнего насилия, и колебались в решениях предоставления убежища, пока это руководство находилось в ожидании одобрения. По этой причине, иммиграционный судья административно закрыл дело Натальи в 2005-ом. Данное положение обеспечивает лишь временную защиту. Также, хотя Наталья могла оставаться в Соединенных Штатах до тех пор, пока ее дело не закроют административно, она не могла перевезти своих детей, пока ей не предоставлено убежище.

Годом позже, в 2008-м, мы запросили о повторном открытии дела. В июне 2009-го иммиграционный судья вынес письменное решение о признании Натальи заслуживающей доверия, и о том, что она действительно понесла существенный вред от прошлых гонений, но все еще не было «связующего звена» между вредом, который она понесла и ее принадлежности к определенной социальной среде. Таким образом, иммиграционный судья отказал Наталье в политическом убежище.

Мы помогли Наталье подать апелляцию по ее делу в Апелляционный Иммиграционный комитет (the Board of Immigration Appeals — BIA). Перед тем, как апелляция Натальи была принята АИК, закон о политическом убежище для жертв домашнего насилия изменился и стал более благоприятным. Самый широко известный случай по легализации жертв домашнего насилия для предоставления убежища – это дело R-A-. В деле R-A- женщина из Гватемалы понесла ужасные страдания от своего супруга; и в декабре 2009-го иммиграционный судья одобрил прошение об убежище для R-A-. Еще один важный случай, касающийся предоставления убежища для жертв домашнего насилия, дело L-R–, завершился в 2010-ом предоставлением убежища. В обоих делах R-A- и L-R предоставили краткое изложение, описывающее обстоятельства, которые были признаны достаточными для того, чтобы жертва домашнего насилия была достойна предоставления убежища. После того, как были вынесены два этих исторических решения, мы заново подали прошение об открытии дело. Дело было открыто вновь, после этого мы его выиграли, и нашему клиенту было предоставлено политическое убежище.